Искупившие кровью: кто из заключенных воевал в штрафных батальонах

Воры в законе, грабители, убийцы и политзаключенные — за годы войны через ГУЛАГ прошли пять миллионов человек, пятая часть которых пополнила ряды действующей Красной армии. Большинство попали в штрафные батальоны. Одни осужденные стремились на фронт, потому что действительно хотели помочь стране в борьбе с фашистскими захватчиками, другие просто жаждали любой ценой обрести свободу и поживиться награбленным на освобожденной территории. О тех, кто воевал в штрафбатах, — в материале РИА Новости.

Особая привилегия

По мнению историков, преступный мир ГУЛАГа был сложен и многолик. Часто по соседству с матерыми уголовниками сидели вчерашние инженеры, строители и учителя. Сроки давали длинные, а лагерная жизнь была тяжелой. Неудивительно, что многие заключенные мечтали поскорее оказаться на свободе. Такую возможность им предоставили 22 июня 1941 года.

По представлению НКВД указами Президиума Верховного Совета СССР были освобождены от наказания осужденные по некоторым категориям преступлений: за прогулы, бытовые, малозначительные должностные и хозяйственные правонарушения, мелкие кражи, хулиганство и другие. Бывших зэков досрочно выпускали на волю и укомплектовывали ими регулярные части Красной армии. В основном это были штрафные подразделения, которыми закрывали самые сложные участки фронта.

Искупившие кровью: кто из заключенных воевал в штрафных батальонах

На строительстве Беломоро-Балтийского канала

«Однако этой привилегии удостаивались далеко не все заключенные. В армию, как правило, не попадали осужденные по контрреволюционным статьям и за тяжкие уголовные преступления, — рассказывает РИА Новости старший научный сотрудник Музея истории ГУЛАГа, кандидат исторических наук Татьяна Полянская. — При этом, когда началась война, в лагерях был небывалый всплеск патриотических настроений, особенно среди так называемых политических осужденных. Большинство из них искренне хотели помочь стране. Были и те, кто, идя на фронт, преследовал собственные интересы: поскорее оказаться на свободе, и по возможности дезертировать. Конечно, жизнь за решеткой угнетала как физически, так и морально. Лагерь развращал личность, и люди стремились вырваться на свободу любой ценой. Даже ценой собственной жизни».

Читайте также:  В Кубанскую полицию не поступало заявлений на подростков, укравших тачку

К первому сентября 1943-го из ГУЛАГа на войну ушло 650 тысяч человек, еще столько же — в последующие полтора года. «Кроме заключенных из лагерей, на фронт также отправляли жителей спецпоселков, — продолжает историк. — Эта категория людей, которые в административном порядке были высланы в отдаленные и малообжитые районы страны и принудительно трудились на благо общества. Среди них было много раскулаченных крестьян».

Искупившие кровью: кто из заключенных воевал в штрафных батальонах

Один из участков строительства Беломорско-Балтийского канала. 1931-1933 гг.

Старые привычки

Как рассказал РИА Новости писатель, историк и специалист по изучению уголовно-арестантской субкультуры Александр Сидоров, с 1942-го воинские части стали пополняться не только осужденными за мелкие преступления, но и рецидивистами со стажем. Причем винтовки в руки брали даже представители высшей преступной касты — так называемые воры в законе, которые по собственным криминальным убеждениям не имели права сотрудничать властями.

«Специальным постановлением Минобороны СССР на фронт отправили 157 тысяч уголовников, — отмечает эксперт. — Сначала блатное братство не стремилось на передовую, однако все изменилось в конце 1943-го, когда Красная армия перешла в наступление. Многие «урки» почуяли запах легкой добычи и захотели принять участие в ее дележе, если, конечно, повезет остаться в живых. Впереди их ждала богатая Европа, куда можно было войти с оружием в руках и «праведным гневом» в головах».

Искупившие кровью: кто из заключенных воевал в штрафных батальонах

Советские танки на улицах Берлина

В очерке «Сучья война» писателя Варлама Шаламова, который много лет провел в местах лишения свободы на Колыме, говорится, что из некоторых уголовников получались неплохие разведчики и партизаны. «Природная склонность к риску, решительность и наглость делали из них ценных солдат», — отмечал Шаламов.

Читайте также:  Трое рабочих находятся под завалами обрушившегося здания в Подмосковье

По словам Сидорова, многие преступные лидеры действительно положительно проявили себя в боях, однако блатные привычки никуда не делись. «Ветеран войны Мамаев, командовавший ротой уголовников, рассказывал, что сначала блатные доставили ему много головной боли, — рассказывает Сидоров.— В первый же день у него украли планшет с документами. Тогда он выстроил «урок» и заявил: «Исчезла карта, которой должен руководствоваться командир взвода при выполнении боевого задания. Поэтому вам придется переть наобум, и вас — идиотов — перестреляют, как собак. Кроме того, исчезли деньги, которые лейтенант хотел переслать своей жене и маленькой дочке. Я не взываю к чувству сострадания, но подумайте, с каким настроением он будет поднимать вас в атаку. Вы на фронте, а не на «малине». На следующее утро планшет лежал у Мамаева на столе».

С июля 1943-го, утверждает историк, преступников стали отправлять на фронт прямо со скамьи подсудимых сразу после вынесения приговора. При этом многие из них пополняли не штрафные батальоны, а обычные маршевые части.

Искупившие кровью: кто из заключенных воевал в штрафных батальонах

Курская дуга. Атака соединений 5-й Гвардейской танковой армии в районе Прохоровки. Июль 1943

«Тех, кто искупил свою вину кровью, в итоге освобождали от наказания, однако до этого момента доходили далеко не все, — поясняет Сидоров. — Бывший военный прокурор Белорусского фронта докладывал, что насилиями и грабежами чаще всего занимались бывшие обитатели лагерей. Даже после освобождения столицы Германии в городе стали появляться банды, состоящие из немецких солдат и советских уголовников. Они грабили местное население, за что, разумеется, понесли заслуженное наказание».

Читайте также:  В Саратове арестовали мужчину, обвиняемого в убийстве дочери с патологией

Эту тенденцию отмечал и писатель Шаламов. «Оказалось — и это-то предвидеть было нетрудно, — что рецидивисты, «уркаганы», «воры», «люди», «преступный мир» и не думают прекращать дела, которое до войны давало им средства к существованию, творческое волнение, минуты подлинного вдохновения, а также положение в «обществе», — говорится в очерке «Сучья война». — Бандиты вернулись к убийствам, «медвежатники» — к взломам несгораемых шкафов, карманники — к исследованиям чердаков на «лепехах», «скокари» — к квартирным кражам».

Шесть героев

Впрочем, такими стали не все. Многие встали на путь исправления и даже совершили подвиги. Пожалуй, самым известным экс-заключенным, посмертно получившим медаль «Золотая Звезда» Героя Союза, стал воспитанник Уфимской трудовой колонии Александр Матросов. В феврале 1943-го он грудью закрыл амбразуру немецкого дзота, благодаря чему его сослуживцы смогли ближе подобраться к противнику.

Искупившие кровью: кто из заключенных воевал в штрафных батальонах

Герой Советского Союза Александр Матросов

Кроме того, высшей воинской награды удостоились еще пятеро заключенных: Алексей Отставнов и Леонид Ефимов получили «Золотую Звезду» за форсирование Днепра, Владимир Бреусов — за штурм высоты под Харьковом, Иван Сержантов сбил более двух десятков вражеских самолетов, а Виктор Еронько в одиночку уничтожил роту немецкой пехоты.

Добавим, что более полутора миллионов жителей СССР встретили 9 мая за колючей проволокой. «Радость победы и надежда на возможность скорого освобождения охватила всех, — вспоминал бывший заключенный Болдырев. — Даже «урки», утверждавшие ранее, что им все равно, какая власть, — Сталин ли, Гитлер ли, все равно будем воровать», — и те радовались вместе со всеми: «Братва! Наша взяла!»

Источник

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here